Корейские шаманы перепевали Пугачеву и "раскручивали" уссурийцев на деньги

Прочтено
читать менее одной минуты

Корейские шаманы перепевали Пугачеву и "раскручивали" уссурийцев на деньги

В минувшую субботу, 12 октября, в центре города творилось нечто невообразимое. По описанию – типичный русский народный субботний вечер, с распитием "Беленькой", перепевкой "Миллиона алых роз", танцами с ножами, враньем и мошенничеством в особо крупном размере. С одной лишь разницей – происходило это среди корейцев и в культурном месте. А именно — на сцене театра драмы имени В.Ф. Комиссаржевской, сообщает корр. ИА UssurMedia, который был непосредственным свидетелем события.

В Уссурийск приезжал театр города Ульсан, что в Южной Корее. Гастроли одного вечера, постановка с таинственным названием "Шаманский ритуал". Посмотреть на диковинку можно было абсолютно бесплатно , пригласительные билеты раздавали всем желающим. Те, кому билетов не хватило, занимали места на галерке и балконе.

Внимание собирающихся в фойе зрителей привлекла цветастая конструкция неизвестного предназначения, которая расположилась в центре холла. Вроде носилки, но цветами украшены, лентами. Загадка разрешилась, когда представление началось. Оказалось, это – похоронный паланкин. И похороны начались в зрительном зале.

Распахнулись входные двери, и погребальная процессия двинулась к сцене. С плачем, что у нас песней зовется, рыданиями и звуком трещотки. Началось за упокой, потому что по сценарию. Сюжет типично азиатский, с надрывом – у министра Чве умерла дочка Пэбэнь. Горе в семье, и повод нагреть на этом руки, ибо безутешный отец кинул клич по городам и весям, дескать, кто сможет дух дочери вернуть, чтоб с нею пообщаться-попрощаться, тому сулит большой барыш и всеобщее почтение. Соответственно, потекли в усадьбу министерскую прохиндеи всех мастей.

Приятно удивил факт того, что постановка была оптимально адаптирована под русского зрителя. Во-первых, экран с титрами — переводом того, что происходило на сцене. Потому что спектакль был на корейском языке. Во-вторых, детали, включенные в сюжетную линию и реквизит. Например, когда безутешный отец, заливающий горе, вышел на сцену с початой бутылочкой "Беленькой" в руках. До конца вечера она на столике и простояла, кстати. Как безмолвный атрибут типично русского праздника жизни и символ традиций. Ибо мы помним, что азиатская культура пресыщена символизмом.


Или другой пример. Когда начали к министру впускать визитеров, которые норовили дух почившей девушки вернуть, первая шаманка сделала это, напевая классику жанра – хит Аллы Борисовны "Миллион алых роз". Чем вызвала ликование зала. Вообще, постановка пестрила эклектичностью на грани фола. Смешались трагедия и комедия, смех и слезы, традиционные корейские песни и пляски, красочные костюмы, соло на народных инструментах, тверк, современный танец, экспрессивные танцы с ножами и выходы в люди. В буквальном смысле.

По сюжету шаманка-мошенница, чтобы канал с космосом открыть и прочие чакры, должна была "подмаслить" настрой денежкой. Для этого актриса вышла в зрительный зал и "раскрутила" одного из граждан на 1 тысячу рублей. Трофей она воткнула в повязку, что на голове у нее красовалась, и так с этой купюрой до конца представления и проходила.

В кульминации представления артисты высыпали в фойе, где были нарасхват. С ними фотографировались, пытались общаться, жали руки. И неудивительно – постановка была восхитительна. А игра актеров настолько убедительна и эмоциональна, что нужды в субтитрах не было от слова "вообще" — и так все понятно. И судя по реакции влюбленного зрителя, "Шаманский ритуал" сработал на все сто. Ждем возвращения.

Евгения Микушина